Оскар Питерсен и рояли фирмы Бёзендорфер

“Рояли очень похожи на людей: в них нужно уметь хорошо

разбираться и правильно оценивать их сильные и слабые

стороны”

Оскар Питерсон. Джазовая одиссея (автобиография).

В конце 70-х годов, на одном из концертов европейского тура “JATP”, который проходил в Вене, Питерсон после своего отделения набросился на Нормана Гранца. “Проклятый Норман”, — возмущался он. “Откуда взялся этот ящик. Я хочу такой же!” Так Оскар Питерсон рассказывал о своей первой встрече с роялем “The Imperial” венской фирмы “Бёзендорфер”.

Выдающися пианисты, впрочем, как и все солирующие инструменталисты, очень трепетно относятся к выбору своего инструмента. На сцене музыкант и его инструмент представляют собой единое целое. Успех исполнения музыкального произведения в равной степени зависит и от одного, и от другого. За годы своей карьеры Питерсон перепробовал много роялей, и далеко не все его устраивали. Одни обладали холодным звуком, другие не выдерживали канадского климата, третьи просто не хотели с ним разговаривать. С конца 60-годов Питерсон играл на концертном рояле SD-10 американской фирмы «Болдуин», который любил за необычайное по теплоте звучание. Соглашение пианиста с этой фирмой действовало более десяти лет.

Оказалось, что представители фирмы «Бёзендорфер» специально посетили венский концерт, чтобы выяснить понравится ли ему этот рояль. Впоследствии, руководство фирмы связалось с пианистом и попросило, чтобы он в следующий приезд в Вену посетил их фабрику и выбрал себе рояль по вкусу. Это было предложение, от которого нельзя было отказаться. Во время следующей гастрольной поездки в Вену представители фирмы забрали Питерсона и его группу прямо из отеля и привезли в центр города, где в здании бывшего монастыря располагалось производство роялей «Бёзендорфер». После того, как их провели по цехам и показали весь процесс изготовления этих музыкальных инструментов, наступила кульминация. Салон готовых роялей! Два десятка роскошных инструментов, толпились посреди салона, как табун роскошных арабских скакунов.

Питерсона попросили поиграть на каждом из них и выбрать лучший. Восторг и сомнение охватили его. Каждый из этих роскошных роялей отвечал на каждое его прикосновение, каждый из них имел свой собственный голос. После каждого из них он готов был воскликнуть – этот! Но пианист заставлял себя переходить к следующему. И его терпение было вознаграждено. Прикоснувшись к одному из следующих инструментов, Питерсон почувствовал, что этот рояль отвечает не только на каждое движение его пальцев, казалось, он понимает каждое движение его души. Питерсон повернулся к представителям фирмы доктору Рэдлеру и господину Лемеллу. Все было ясно без слов.

Оказывается, он выбрал рояль, изготовленный по новой, совершенно особой технологии, и фирма «Бёзендорфер» была счастлива, что их длительные поиски увенчались успехом. Согласившись с выбором маэстро, представители компании пообещали после окончательных настроек и проверок доставить этот рояль прямо к нему домой в Торонто.

Когда рояль доставили из Вены к Питерсону домой, пианист собрал в один из вечеров близких друзей и устроил презентацию «своей красавицы» — так он называл свой новый инструмент. По воспоминаням присутствующих на этом импровизированном сольном концерте, Питерсон играл с таким вдохновением, что на глазах у многих выступили слезы. “Я слышала много его выступлений”, — вспоминала одна из них, — “но это исполнение осталось у меня в памяти на всю жизнь”.

В 2003 году австрийская почта выпустила две почтовые марки. Одна из них посвящена 175-летию со дня основания фирмы «Бёзендорфер». На другой изображен выдающийся джазовый пианист Оскар Питерсон на фоне рояля.